w ВЕРЕТЕНО — сказка от Эльфики - Лабиринты души ВЕРЕТЕНО — сказка от Эльфики - Лабиринты души

ВЕРЕТЕНО — сказка от Эльфики

— Матушка, помогите!

По прекрасному лицу молодой Королевы текли слезы, и она аккуратно промокала их кружевным платочком.

— Ага, как что, так сразу «матушка», — ехидно проговорила старая Ведьма, заправляя под косынку седые космы. – А так-то, помнится, нас королевским указом вне закона объявили, на минуточку.

— Ну да, объявили, — неохотно подтвердила Королева. – Но это же не просто так, на то были веские причины!

— Из-за ваших «веских причин» мне приходится вот тут, в глухой чащобе скрываться… опасаться диких зверей… бедствовать! – укорила ее Ведьма.

— Простите нас, пожалуйста! Я и так насилу до вас добралась. Вон, весь подол изорвала, и руку поцарапала…

— Ладно уж. Добрая я сегодня. Чего от меня надо королевскому величеству?

— Я – по личному вопросу. Так, с чего начать-то? Вы же слышали мою историю?

— Может, слышала. А может, и нет. Много вас ко мне шастает, и у каждого своя история.

— Я вам напомню, — смиренно произнесла Королева. – Это началось очень давно. Когда я была еще младенцем, родители устроили крестины и забыли пригласить одну могущественную ведьму. Она страшно обиделась и предрекла, что когда мне исполнится восемнадцать лет, я уколюсь веретеном и умру. Ясное дело, родители пытались что-то сделать, но даже короли не все могут предусмотреть.

— Это точно, — охотно согласилась Ведьма. – Амбиций выше крыши, а возможности прямо пропорциональны способностям.

— Про… пор… порци… Это заклинание, да?

— Заклинание, заклинание, — с досадой махнула рукой Ведьма. – Дальше-то что было?

— Одна молодая, но очень способная Фея сумела несколько смягчить пророчество ведьмы. Теперь я должна была не умереть, а просто погрузиться в сон. Но зато в долгий, на целых сто лет. Мои родители, конечно, приняли свои меры: королевским указом были запрещены и уничтожены все веретена в королевстве.

— Самое глупое решение, которое только можно придумать! – фыркнула Ведьма. – Вместо того, чтобы показать, объяснить, научить – запретить! Это ж надо выдумать! Запретный-то плод всегда сладок…

— Нет-нет, я вовсе не стремилась вкусить запретный плод, — поспешила откреститься Королева. – Я даже не знала, что такое веретено, и никогда его в руках не держала!

— Ну еще бы! Тебя ж оградили от жизни, как цветок в оранжерее. Никакого иммунитета! – прокомментировала Ведьма.

— Опять заклинание? – подозрительно воззрилась на нее Королева.

— Не отвлекайся, — строго сказала Ведьма.

— Так вот: меня погубило любопытство. Я подросла и стала исследовать замок. И однажды я забрела в нежилое крыло, открыла дверь в какую-то комнату, а там лежала какая-то штука. Ну откуда мне было знать, что это веретено???

— Действительно, откуда? – поддакнула Ведьма.

— Я взяла его в руки – и, конечно же, укололась. Дальше я не помню, потому что заклятие сработало, я лишилась чувств и проспала сто лет в хрустальном гробу.

— Хорошо сохранилась, — хмыкнула Ведьма. – А потом тебя, помнится, разбудил какой-то заезжий молодец?

— Что вы такое говорите! – оскорбленно вскинулась Королева. – Не молодец, а Принц!

— Правда, что ли, поцелуем разбудил? Или еще что было?

— Как вы не деликатны! – поджала губы королева.

— Ага. Мы, ведьмы, такие. А чего нам – живем в лесу, к дворцовым этикетам не приучены.

— И он на мне женился, — продолжила королева.

— … как честный человек, — не преминула вставить зловредная старуха.

— Вскоре родители отошли на покой, и мы стали правящей четой, — упорно игнорируя гнусные намеки, продолжила Королева. – Вот тут-то я и поняла, что древнее заклятие все еще действует.

— Да ты что? – с интересом воззрилась на нее старуха. – Ну-ка, ну-ка… В чем это проявляется?

— Он… колется! – расширив глаза, трагическим шепотом произнесла Королева.

— Э-э-э… не поняла, — озадачилась Ведьма. – Кто колется?

— Король. Мой муж, — пояснила Королева. – Особенно когда выпьет. А пьет он, к сожалению, все чаще и чаще.

— Не бреется, что ли? – уточнила Ведьма. – Или мундира на ночь не снимает?

— Прекратите глумиться! – потребовала Королева. – Я к вам со своей бедой, а вы…

— И в мыслях не было, — заверила ее Ведьма. – Просто пока ничего не понятно. Чем же он тебя колет?

— Ничем. И в то же время всем.

— Загадками говорить изволите, ваше величество, — заметила Ведьма.

— Да я сама не понимаю, как это происходит! – раздраженно передернула плечами Королева. – Поделюсь своими догадками. Мне кажется, что у него в руках невидимое веретено. И время от времени он меня им колет.

— С чего ты это взяла? – в изумлении уставилась на нее Ведьма.

Я помню ту боль, когда укололась в первый раз. Ну, сто лет назад – я рассказывала. Так вот: больно точь-в-точь как тогда.

— Ох ты ж… — Ведьма казалась совершенно ошеломленной. – И как ты реагируешь?

— Стараюсь держать себя в руках, — грустно сообщила Королева. – Чаще всего просто вздрагиваю и напрягаюсь. Стараюсь не показывать вида, что меня это ранит. Иногда плачу – когда никто не видит.

— Жалуешься кому-нибудь?

— Вы первая, — созналась Королева. – Сами подумайте: ну кому я пожалуюсь? Фрейлинам доверия нет – сейчас же на весь свет разболтают. Лекарям придворным только повод дай – мигом диагнозов понаставят и лекарствами закормят. Или признают одержимой, отправят в монастырь. Нет уж, я все в себе ношу. Так оно надежнее.

— Его-то самого спрашивала?

— Пыталась. Отказывается. Говорит, что я все сама себе накручиваю.

— А ко мне зачем пришла? – прищурилась старуха.

— Отберите у него веретено! – выпалила Королева. – Я знаю, вы можете. Когда ему нечем станет меня колоть, все будет прекрасно.

– Значит, ты хочешь, чтобы я дематериализовала веретено, которое и так нематериально?

— Я не понимаю ваших волшебных словечек, — пожаловалась Королева. – Уж больно мудрено…

— Да куда тебе! – согласилась бабка. – Ты ж на сто лет от жизни отстала, пока пребывала в летаргическом сне. Недоразвитая ты, инфантильная, прости господи… Я тебе попроще скажу: как можно отобрать то, чего и так нет?

— Так что, и вы мне не поможете? – расстроилась Королева. – Но ведь чем так жить – лучше снова в гроб, и уснуть на сто лет. А у нас дети!

— Отчего не помогу? Помогу! – утешила ее Ведьма. – Только другим путем. Давай-ка для начала твоего муженька спросим, чем это там он тебя так ранит.

— Да он не скажет, — забеспокоилась Королева. – И вообще сюда не явится.

— Скажет, скажет, — пробормотала Ведьма. – И явится как миленький, вот увидишь… Доверься мне как специалисту!

Королева явно сомневалась, но промолчала.

— Накинь-ка вон халат-невидимку, — приказала Ведьма. – Вовсе ни к чему, чтобы муженек твой знал, что ты по ведьмам шастаешь. А то кто его знает, как там у него с толерантностью. Мне проблемы ни к чему!

Королева послушно накинула халат и исчезла.

Тем временем Ведьма кинула в горшочек с водой какой-то порошок и пробормотала короткое заклинание: «О кей, Гугл». Горшочек заклокотал, и Ведьма приказала: «Покажи мне Короля».

Тут же часть стены вспыхнула неярким голубым светом, Королева ахнула.

— Не боись, это портал, — деловито объяснила старуха. – И голоса не подавай. Смотри, вон он, твой-то.

Тем временем возникла картина, изображающая дворцовый коридор, по которому размашисто шагал Король, на ходу смачно прикладываясь к фляжке. Еще шаг – и он прямо из коридора ввалился в скромную обитель лесной Ведьмы.

— Черт подери! – выругался он, споткнувшись ботфортом о кота.

— Не поминай черта, он тут ни при чем, — флегматично заметила Ведьма. – У нас времени для беседы всего ничего, а то отсюда, из лесу, трафик недешевый. Поэтому давай не будем терять времени. У меня один вопрос: ты жену правда веретеном колешь?

— Чего? – ошарашенно вытаращил глаза Король. – Каким еще веретеном?

— Верю, не врешь. Веретено тут ни при чем, — удовлетворенно кивнула Ведьма. – А чем тогда?

— Так! Я не понял! – взревел Король.

— Тихо-тихо-тихо, — примирительно заворковала Ведьма. – Вот, на-ка, государь, откушай настоечки! Фирменная настоечка, на травах и рогах марала, исключительной убойной силы.

Король заинтересовался, понюхал, опрокинул в рот рюмочку и крякнул:

— Крепка, зараза!

— Грибком, грибком заешь, — суетилась бабка. – Ну что, хорошо стало?

— Настоечка знатная. А как я здесь оказался? А ты, бабка, кто вообще?

— А ты и не оказывался! Спишь ты сейчас, и я тебе снюсь.

— А-а-а, ну тогда ладно, — успокоился Король, украдкой посматривая на бутыль с ведьминой настойкой.

— Ответишь на вопросик один – еще налью, — посулила старуха.

— Спрашивай, разрешаю.

Стало мне известно, что твоя женушка испытывает определенный дискомфорт.

— Дис… ком… комф… чего? Ты мне брось свои колдовские словечки!

— Не гневайся, батюшка! Старая я, глупая, то и дело в речи архаизмы употребляю. То есть малоупотребительные слова. Но я ж не о том, а про королеву. Ранит ее что-то, видишь ли. Вроде как это ты ее… веретеном шпыняешь…

— Веретеном? – хмыкнул Король, опускаясь в кресло. – Да нет, веретено – это еще до меня было. Я ее уже в хрустальном гробу застал, без веретена.

— Давай еще рюмочку, — предложила бабка. – А то, смотрю, воспоминания нахлынули, то-се…

— Вот именно, то-се, — рассеянно сказал Король, принимая подношение. – Если с самого начала рассказывать, то долго будет.

— С самого начала я и сама знаю. Ты с момента вашей совместной жизни начни.

— Да понимаешь, какая штука… Она, когда спала, такая красивая была! Трогательная, беззащитная… Я и влюбился с первого взгляда, разбудил ее… с целью, значит, жениться.

— А дальше-то, дальше что было?

— А дальше вышла такая несуразица: вроде как поднять ее подняли, а разбудить забыли. Получилась она такая… замороженная. Вроде бы и ходит, и разговаривает, и по дворцу управляется, но как неживая. Я и так пытался, и эдак – не реагирует, не оттаивает. Ну, думаю, это временно, после ста лет сна вроде как похмелье. Но уже годы прошли, наследники родились, а она все еще в анабиозе – ни жива, ни мертва.

— А ты что?

— А что я? Я ей всякие колкости отпускаю, чтобы ее из себя вывести. Вроде как достану ее, рассердится, оживет – и хоть какие-то человеческие чувства в ней проявляются. Но ненадолго, а потом снова в полусне бродит. Холодно мне от нее… Но я и тут приспособился: днем и ночью фляжку с горячительным с собой ношу. Накачу глоток-другой – и ничего, жить можно.

— Ух ты! – восхитилась Ведьма. – Вот это изобретательность! Значит, выходит, вызвать в ней живые чувства можно только с помощью колкостей?

— Вот так и живем, — печально кивнул Король. — То колкости отпускаю, то подкалываю с подковыркою. А что делать? Жена ведь не перчатка, с руки не сбросишь. Любовь, опять же…

— Выходит, ты ее однажды спас, а теперь всю жизнь спасать продолжаешь, — глубокомысленно изрекла старуха. – Терпеливый. Уважаю! Давай-ка еще рюмочку, а? А потом домой, во дворец, а то тебе уже скоро просыпаться пора.

— Не откажусь, — степенно сказал Король, поднимая рюмку. – За такой чудной сон и выпить не грех. Жаль, что уже просыпаться надо…

— Сымай халат-невидимку, — сумрачно потребовала Ведьма, едва Король покинул помещение все через тот же портал.

— Что это было? Что он говорил? – в смятении пролепетала Королева, нервно комкая халат.

— А ты так ничего и не поняла? – хмыкнула Ведьма. — Вот точно, замороженная! Ладно, садись, разъясню. Дело тут вот в чем: ты думала, что та Ведьма наложила на тебя заклятие, сказав про веретено, а она ведь просто предупреждала, подсказку давала твоим родителям, как беды избежать! Да только они не поняли, не услышали.

— И я не поняла, — жалобно сказала Королева. – Какая подсказка? Какое предупреждение?

— Слушай сюда, я тебе сейчас все разъясню, — покровительственно сказала старуха. – Ведьмы – женщины умные, прозорливые. Она сразу поняла, что твои родители настроены тебя от жизни оградить и от всего обезопасить. Чтобы, мол, на нашу дорогую принцессочку ни пылинки не упало. И не дай бог, если ей придется испытать хоть малейшую боль!

— Так и было, — подтвердила Королева. – При мне всегда няньки-мамки пребывали, шагу без них сделать было нельзя. Все игры безопасные, все тропинки проверенные, все контакты рекомендованные. Очень благоустроенное было у меня детство!

— Вот-вот. А если бы тебе разрешали пробовать и ошибаться, синяки и шишки набивать, опыт жизни набирать, к восемнадцати годам ты бы уже знающая была и осторожная. Знала бы, как с веретенами и прочими острыми предметами обращаться. К боли-то тоже постепенно привыкать надо.

— А зачем это нужно – привыкать к боли?

— А затем, дорогая Королева, что в жизни не все гладко бывает, и если ты от любого ее укола в обморок падаешь или разум теряешь – случится то, что с тобой произошло. От какой-нибудь сильной боли человек все свои чувства отключает и впадает в спячку. В твоем случае – на сто лет.

— Но я же не от боли, а от отравленного веретена!

— Мне только сказки не рассказывай! – досадливо поморщилась Ведьма. – От отравленного сразу помирают! А ты всего лишь уснула, причем по собственной воле. И если бы твой Принц не появился – так и заросла бы пылью и паутиной, как старый сундук. Муж твой тебе судьбой послан, береги его.

— Да как же, матушка? Я ж говорила: пьет, колет…

Колет да подкалывает – это чтобы в тебе чувства не замирали, чтобы ты хоть через злость себя ощущала. А пьет – чтобы самому не замерзнуть, ты ж ему страсти-то не даешь. Он тебя искренне любит, жалеет, а ты к нему холодна, как собачий нос. Все чувства заморозила, это ж куда годится!

— Да боюсь я сильных чувств, матушка! – всплеснула руками Королева. – Знаете ведь, как бывает: раскроешь душу, привяжешься, а вдруг потом потерять придется? Это ж как больно-то будет!

— Обязательно будет, — подтвердила Ведьма. – Но как без этого? Хочешь любить – не бойся боли, будь готова к переменам, не страшись потерять. Чувствуй на полную катушку, сколько ни случится – все твое. Эх, не цените вы молодости! Вот если б мне лет триста назад отмотать, я бы вам всем показала фейерверк чувств!

— Ой, как-то мне это все страшно слушать, — поежилась Королева.

— Не хочешь – не слушай, — равнодушно пожала плечами Ведьма. – Тогда тебе лучше снова в хрустальный гроб и крышкой накрыться. Чтобы уж наверняка тебя живые чувства не достали.

— Не хочу в гроб! – испугалась Королева. – Хочу жить со своим муженьком долго и счастливо, государством нашим править, деток вырастить, внуков дождаться. Помоги мне, матушка, а я уж поспособствую, чтобы Указ о ведовстве отменили и разрешили ведьмам в города вернуться.

— Больно мне ваши города нужны, — проворчала Ведьма. – Здесь природа, экология, травки нужные прямо у порога растут… Ладно уж. Клин клином вышибают. Давай руку!

Королева несмело подала ей руку, а Ведьма мгновенно выхватила откуда-то веретено, и…

— Ой! Что вы делаете?! – вскричала Королева, с ужасом глядя на каплю крови, стремительно набухающую на месте укола.

— Говорю же, клин клином вышибают! – усмехнулась явно довольная Ведьма. – Не померла же?

— Да не так уж и больно было, — с удивлением отметила Королева. – Вполне терпимо.

— Как и вся жизнь, — проинформировала Ведьма. – Боль не проблема, страх – вот беда. Кабы твои родители так за тебя не тряслись и тебя трудностями закалили, никакие заклятия тебе были бы не страшны.

— Буду знать, — кивнула Королева.

— Дарю, — кратко сказала Ведьма, протягивая Королеве источник ее страхов — веретено. – Как почувствуешь страх и захочешь замереть – уколи себя, и все пройдет. И ребятишек своих обучи с острыми предметами обращаться. Чтобы в восемнадцать лет они у тебя были смелыми, ловкими и боли не боялись.

— Поняла, матушка. Благодарю за науку. А как же муж с его колючками?

— А вот вернешься и посмотришь. Что я словами-то мусорить буду? В жизни все равно интереснее получается.

…Проводив Королеву, Ведьма вернулась к своим делам и занималась ими до самого вечера. Только ближе к ночи она вспомнила кое о чем и кинулась к заветной кастрюльке.

Окей, гугл! – скороговоркой произнесла она заклинание. – Покажи-ка мне королевскую опочивальню!

На стене вновь появился портал, Ведьма вгляделась, а потом захохотала. Спальня была похожа на поле боя. Раскрасневшаяся, хорошенькая, в батистовой ночной рубашке и босиком, Королева гонялась с веретеном за своим муженьком и время от времени достигала цели.

— Ай! Ой! Милая, зачем ты это делаешь? – уворачиваясь и отмахиваясь, вскрикивал он.

— Я тебе покажу, как подкалывать! Я тебя отучу к фляжке прикладываться! – воинственно обещала Королева, пытаясь поразить веретеном его ляжку.

Да я тебе сам сейчас покажу! – пообещал Король, хватая жену в охапку.

— Ой! – пискнула Ведьма и поспешно погасила окошко. – Нет уж, нет уж, стара я для таких душещипательных сцен… Пойду-ка и я в постельку…

Уже укрывшись одеялом и закрыв глаза, она довольно хихикнула: «А все-таки хорошо я тогда придумала всю эту интригу с веретеном. Такая сказка в результате получилась! Нет, даже две сказки!».

В конце концов, Ведьмы для того и существуют, чтобы давать повод для сказок. А вы как думали?

Автор: Эльфика  

Наталья Чайковская
 

Консультант реинкарнационики.

Click Here to Leave a Comment Below 0 comments